Два почерка Нового Завета

До того как в XV веке по Р.Х. было изобретено книгопечатание, текст Нового Завета, как и любой другой древний текст, передавался только путём тщательного переписывания буквы за буквой, слова за словом.

Сначала литературные произведения на древнегреческом языке писались почерком, который известен как унциальное письмо. Слово «унциал» происходит от латинского uncia, что означает «двенадцатая часть» чего либо. Вероятно, это понятие было связано с буквами по той причине, что каждая из них занимала в рукописи приблизительно двенадцатую часть стандартной строчки. Унциал имеет много общего с современными заглавными буквами. Наиболее изящными образцами греческого унциального письма выступают некоторые классические и библейские рукописи, изготовленные в период с III по VI столетия по Р.Х.

Приблизительно в начале IX столетия началась реформа письма, в результате которой был разработан новый стиль, отличавшийся быстрым, слитным написанием букв меньшего размера. Этот почерк называется минускул. Слово «минускул» происходит от латинского minusculus — «очень маленький». Текст минускула был более компактным, и это обеспечивало экономию пергамена, который использовался в качестве материала для письма.

Таким образом, древние рукописи образуют две довольно определённые группы: в первой из них используется унциальное письмо, во второй — минускул. Минускульные рукописи Нового Завета превосходят число сохранившихся унциалов в соотношении более десяти к одному, и, хотя необходимо помнить о том, что унциальные рукописи более древние (следовательно, более пострадавшие от времени и хуже сохранившиеся), столь неравное соотношение между количеством сохранившихся рукописей скорее всего объясняется именно простотой изготовления минускульных списков.

Литературное произведение, написанное минускулом, становилось менее объёмным, его было гораздо удобнее читать, чем большую рукопись. Писать минускулом было намного быстрее, чем унциальным шрифтом, что также оказывало экономический эффект: производство книг ускорилось и стало более дешёвым, и рукописи Нового Завета стали доступны не только богатым людям. Таким образом, появление минускула имело решающее значение в деле распространения культуры вообще и, в частности, текста Священного Писания.


В этой статье использованы сведения из книги Брюса Мецгера «Текстология Нового Завета» (Библейско-богословский институт св. апостола Андрея, Москва, 1996).